«Ее глаза проникали и цеплялись за меня». Первая встреча Загитовой и Тутберидзе

3 просмотров Нет комментариев

Японский канал «Асахи» выпустил часовой фильм про Алину Загитову, там же большое интервью дала Этери Тутберидзе.

Ее реплики разошлись на цитаты – и местами текстовый перевод был не очень точным (в том числе и у нас). Тутберидзе выложила в инстаграм отрывки разговора без японского перевода – и там интересно: тренер вспоминает первую встречу с Алиной и то, как на время выгнала ее из группы.

– Давайте перейдем на Алину Загитову, одну из ваших блистательных учениц.

– Пока мы ее отведем в сторону как special – она особенная.

– Что произошло, когда она пришла на просмотр?

– Первое, что я увидела: фактурно хорошая девочка, сложена очень хорошо и с этого можно начать. То есть ее одень в платье – и будет красиво. Второе: увидела эти глаза, которые проникали и цеплялись куда-то за меня, она пыталась зацепиться за меня.

– Ей было 12, когда она к вам пришла?

– 11-12. Наверное, 11, потому что потом я ее выгоняла.

«Ее глаза проникали и цеплялись за меня». Первая встреча Загитовой и Тутберидзе

– Вот она к вам пришла, красивая. Какая она девочка вообще, кроме этого? Вы увидели в ней талант, задатки?

– Не могу сказать, что что-то такое увидела. Как раз в катании очень слабенькая. В прыжке – да, был риттбергер из всех прыжков. Это хороший базовый прыжок. Больше ничего не было. Я даже посмотрела предыдущие видео, как она стартовала – ну как-то никак она не стартовала.

Но риттбергер был. Можно было понять, что на этот риттбергер можно нацеплять все остальные элементы, если она будет слушать и работать. Ну и глаза, которые пытались зацепиться: помогите. Этот как раз тот спортсмен, который немного отчаялся. Немного, не до конца.

Хорошая, складная. Есть такое понятие – чувство позы: когда спортсмен просто делает какую-то позу – и это красиво. А есть, когда надо выстраивать спортсмена, потому что как бы они ни старался – он все равно не чувствует свое тело и не понимает, как оно будет красиво. У нее было чувство позы.

– Хотелось бы узнать, как вы ее отправили. Что там случилось? Что за причина?

– Наверное, она вошла в какую-то рутину. Спортсмен начинает кататься и думает: вот оно счастье, я в группе Тутберидзе, рано или поздно из меня сделают звезду, я здесь – значит, все хорошо.

И спортсмен перестает работать и выжимать из себя лучшее, что может на сегодня. Он просто есть. И, входя в эту рутину… ничего не происходит. И тогда я начинаю понимать: одно дело, когда спортсмен две остановки на метро проехал – он ничего не теряет, просто живет в Москве, тренируется или здесь или там. Получится – получится, не получится – нет.

«Ее глаза проникали и цеплялись за меня». Первая встреча Загитовой и Тутберидзе

А здесь же другая история: люди приехали из другого города, живут в съемной квартире вдали от семьи. Есть разделение: мучается семья, мучается девочка. И если я не уверена, что при всех этих потерях будет результат, я расстаюсь с этими спортсменами.

Потому что я боюсь брать на себя ту ответственность. Им кажется: Тутберидзе все равно сделает результат. Родители доверяют тебе, родители оплачивают квартиру – живут вдали от ребенка. А ничего не произойдет, если ребенок не будет выкладываться.

Вначале было, может быть, какое-то предупреждение – ничего не повлияло. И потом было просто до свидания, – рассказала Тутберидзе.

Загитова должна вернуться, но не к Тутберидзе. В системе Этери нет места кому-то, кроме подростков

Фото: Instagram/azagitova; РИА Новости/Владимир Песня

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

пятнадцать + четыре =